• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Наука (список заголовков)
04:52 

Мне тут такой "сериал" скинули! Рекомендую всем! Могу лишь предупредить, что композитор сериала ленив, посему мелодия может навязнуть.
www.youtube.com/playlist?list=PL48Q51pndTVkR-6u...
А если серьёзно, то я все брызжу ядом, что не устаю тупеть, а народные массы явно знает лучшие методы, посему меня обгоняют. Ещё я категорический противник фраз типа "мы это не проходили"/"я не знаю, где добыть инфу" и т.д. Интернет, вроде, не блокируют, в библиотеки пускают. Но я подумал, что плеваться непродуктивно, лучше кидаться ссылками, а то здешние обитатели всё равно секрет отупения не знают, терять им нечего :)

@темы: философия, наука, апсирантура

02:21 

Хронотоп в психологии

Надеюсь, на этом мои рассказы о *вставить философское слово* в психологии закончатся. Но этот пусть будет. По-моему, он про щи.

Психология изучает пространство и время с точки зрения идеалистического направления, то есть эти категории рассматриваются как особенности человеческого сознания. В психологических словарях нет толкования понятий пространство и время, только «восприятие пространства» и «восприятие времени».
Мы постоянно слышим разговоры стариков, что раньше люди были добрее, деревья зеленее, а госстрой – лучше. Мы ходим в музеи, чтобы насладиться произведениями искусства, как правило, ушедших времён. В художественной литературе читаем о величии сражений прошлого. Это происходит каждый день и мы привыкаем к мысли, что в прошлом всё было лучше, добрее и величественнее, что прошлое – это хорошо.
Если немного задуматься, мы тут же осознаем несправедливость такого представления. Старики, на самом деле, говорят не о прошлом, а о собственной молодости, и не мир вокруг был лучше, а они. До наших времён дошли лишь те произведения искусства, которые прошли века, и были сохранены – потому что ни один хранитель не решился их выкинуть. Так сохранилось лучшее их лучшего, а в прошлом рисовали примерно так же, как и сейчас. Информация о великих сражениях превращается в героические песни о победах – люди всегда забывают плохое и возводят хорошее в абсолют – такова наша психика. Итак, прошлое – это такое же настоящее, только с которого прошло много времени. Оно не может быть однозначно лучше настоящего. Но надо провести действительно много времени с этой мыслью, чтобы привыкнуть к ней.
В будущем мы все постареем и умрём, в ближайшем будущем мы можем получить огромное количество домашнего задания, не справить с ним и «вылететь» из аспирантуры. Конечно, ещё мы можем весело встретить Новый год или вообще найти лекарство от всех болезней. Будущее неопределённо. К неопределённостям нужно приспосабливаться – тратить много энергии. Будущее может убить, а прошлое – нет. Поэтому будущее – страшное, в той или иной степени. Даже ожидание праздника, который однозначно произойдёт, несёт в себе немного страха, что ничего не состоится. Будущее куда эмоционально-заряженнее. Мы не боимся будущего только потому, что оно всегда грядёт, а вечно жить в страхе невозможно. Будущее – это такое же настоящее, только оно ещё не произошло, мы его ещё не видим и не помним.
Хорошо бы, время делилось только на прошлое, настоящее и будущее – с субъективным восприятием всего трёх понятий можно было бы смириться, но время может стать годами или секундами, может разделиться на «до» и «после», оно – в нашем восприятии – может изменить скорость своего течения. Люди понимают, что, если им не доведётся иметь дело со сверхмассивными предметами, скоростями свыше 10 ВАРПа, или другими экстраординарными вещами, то для них время всегда будет иметь одинаковую скорость. Но, думаю, даже физики замечали, что секунды могут тянуться годами, а часы могут пролетать за мгновения. На субъективное восприятие времени влияем только мы – наша скука, невыспанность или счастье могут заставить законы вселенной меняться. Если встать на позицию солипсистов, мы действительно меняем законы вселенной.
Примечательно, что изменение законов течения времени мы приписываем не себе, а событию, которое разделило нашу жизнь, скучному мероприятию, а иногда и часам в конкретном помещении, стрелки которых отказываются передвигаться в нормальном темпе. То есть мы считаем, что лишь время влияет на нас, а не мы на него – и это было бы научно, но почему-то бестолкового водителя автобуса, из-за которого нам приходится скучать в пробке – мы тоже наделяем способностью менять законы течения времени.
В психологии восприятие времени относится к сложным формам восприятия.
Время – действительно сложное и неопределённое понятие. Казалось бы, пространство проще, и его мы должны воспринимать объективнее или адекватнее. Но так же, как и на скорость течения времени, на протяжённость пространства может влиять интерес или его отсутствие. 2-километровая дорога среди однообразных домов и людей длиннее 2-километровой тропинки в лесу. Если при этом вы находитесь в идентичном расположении духа, потому что любая серая местность преодолевается легче, если вы идёте на праздник, а тропинка в лесу, полном маньяков, может показаться вечностью. Итак, восприятие пространства тоже зависит от нас - от нашего настроения, самочувствия, и чего-то настолько незначительного, как цель конкретного пути.
В психологии рассматривается восприятие пространства не только внешнего, но и внутреннего, восприятие самого себя, так называемая схема тела. В схему тела легко встраиваются очки, доспех, причёска, а потом заставляют привычно проводить по переносице, поправляя очки, которые вы сегодня не надели, смело подставляться под удар, когда вы сняли кольчугу, поправлять давно отрезанный длинный хвост.
Многие учёные осознали специфичность восприятия людьми времени и пространства и решили его исследовать. Мне запомнился ставший классическим эксперимент, где добровольцев просили пожить некоторое время без часов и окон – в изоляции от любых вещей, говорящих о времени. В остальном испытуемые вели обычную жизнь. Любопытно, что испытуемые постепенно переходили к таймингу на сутки, содержащие 26-30 часов.
Из-за несовпадения объективного и субъективного времени в психологии появилась такая прикладная область, как тайм-менеджмент, где людей учат эффективно распределять дела во времени. Появилось понятие прокрастинации – стремления откладывать все дела на потом (потому что нам кажется, что только настоящее имеет значение. Время, которого тревоги об умножающихся делах в будущем могут не касаться). Понятие, благодаря которому я знаю, как называется моё намерение написать диссертацию лишь к концу обучения.
После этой речи хочется вспомнить Канта, который говорил, что время и пространство суть иллюзия, изумрудные очки, сквозь которые мы привыкли воспринимать действительность. Очки, о существовании которых мы знаем, но, кажется, они помогают нам фокусироваться, а значит снимать их нет смысла или даже невозможно.

@темы: наука, философия

01:41 

Проблема истинности в психологии

Повод - доклад на паре, причина - потрясающность темы.
На самом деле, информации по этой проблеме очень мало, так что пусть будет чуть больше ^^
Проблема истинности в психологии
Истина, по определению Лебедева, - это такое содержание знания, которое тождественно предмету знания. А в психологии предмету знания зачастую тождественен сам учёный. Может казаться, что непосредственная близость знания приближает и психологов к истинному познанию, но, даже при первичном рассмотрении, «минусов» оказывается больше. Что такое объективность (как неизменный атрибут истинного знания) познания человека? А сама фраза «объективное познание субъективного восприятия человека» звучит нелепо.
Весь ужас ситуации можно познать, попытавшись проанализировать положительное и отрицательное в идентичности познающего и предмете его познания. Мы в принципе не можем ответить на этот вопрос, так как никогда не пробовали познать человека, не будучи им. О другой стороне этой беды сокрушался ещё Кант через описание Вещи в себе – что мы не можем познать суть стола, не говоря о познании сложных самих себя. То есть Кант буквально ответил на вопрос об истинности в психологии – нет.
В ответ на категорическое отрицание истины в психологии можно сказать следующее: что постичь человека психология пытается в той же мере, что и физика – создать теорию всего, а художник – изобразить Красоту. То есть было бы идеально полностью разобраться в способностях человека, понять, каким образом идёт процесс порождения мысли и т.п., но это невозможно – по крайней мере на данном этапе развития науки. Так что истинное познание в психологии представляется возможным, только если мы говорим о конкретном процессе или способности человека. А «разделение» человека на процессы произошло раньше, чем появилась психология как наука.

Для психологии проблема истинности стоит очень остро. Психология терпит обвинения в ненаучности не только со стороны учёного сообщества, подвергающего сомнению конкретные выводы конкретных исследований, но и со стороны многих обывателей, которые считают своим долгом сообщать миру, что вся психология не является наукой. В этом случае о проблеме признания научных знаний истинными говорить не приходится.
Горелов говорит, что проблему правдоподобности научного знания невозможно анализировать без признания его объективной истинности. Действительно, не признавая за наукой, в частности, психологией, права создавать объективные, истинные знания, мы не сможем разобраться в проблеме истинности, потому что работать будет не с чем.
Итак, мы указали на тесную взаимосвязь истинности с правдоподобностью. С ней а психологии всё хорошо. Нам очень легко тестировать выводы психологов на себе, ставя мысленные эксперименты. Например, кажется ли мне правдоподобным, что лучше всего люди работают с материалом средней для них сложности? (Закон оптимума мотивации) Да! Мне трудно представить, чтобы на досуге я бы стал проверять свои навыки сложения целых цифр или решил подсчитать излучение Хокинга, а вот почитал бы с радостью.
Признание отдельного закона науки в ходе мысленного эксперимента не решает проблему истинности, но приближает нас к этому – в философской литературе восхождение к абсолютной истине часто описывается как диалектическое движение от относительных истин к абсолютной.
Более полно осветить вопрос мне позволит представление о научной истине как о чём-то объективном – не только о идеале науки, к которому можно только стремиться.

Немного философов древности. Платон говорил об истине как правде, как о соответствии фактов о вещах самим вещам. Для следования такому пониманию учёные-психологи применяют метод верификации – воссоздают эксперименты коллег, максимально «очищают» данные экспериментов от влияния посторонних переменных.
Парменид считал, что истинное познание – это отдельный путь получения знаний, подразумевая примерно то же, что и Платон (в рамках этого описания).
Конечно, невозможно полностью соответствовать идеалам истинного познания этих философов, так как абсолютно не ясны критерии соответствия суждений, теорий реальному объекту. Но стремление к такой истине сделало эксперименты строже, их обработку – лучше, и даже, в некотором смысле, стало причиной появления бихевиоризма (психологического, а затем и философского). Как известно, его представители старались создать полноценную теорию, основанную только на идеально-непротиворечивых законах, доказанных чуть ли не на уровне физиологии. Но это направление умерло, то же можно (ли?) сказать и о классическом критерии истинности.

Сравнивать можно только подобные друг другу вещи, никак не реальную вещь с суждением о ней. Поэтому существуют альтернативные концепции истины.
С точки зрения когерентной концепции истины, гласящей, что истинны непротиворечивые суждения, в психологии всё довольно плохо – потому что нет единого языка науки, есть дублирующие друг друга термины. Из положительного – вот мы всей кафедрой боремся на наших конференциях.
Этот критерий действительно помогает справляться с недостоверной и ненаучной информацией в психологии. Например, путём сравнения масштабов выводов между исследователями, внутри исследований одного учёного или же – элементарно – размаха исследования и его результатов. К сожалению, критерий непротиворечивости необходим, но не достаточен для истинного знания.
Вернёмся к фундаментальному определению истины как соответствия фактам. Определение замечательно работает с теориями естественных и точных наук, но не проясняет ситуацию в психологии – потому что зафиксировать факты чрезвычайно трудно. Стоит представить отбор по этому определению теории мышления – и расплакаться, так как ещё не придумано, как можно объективно зафиксировать ход мыслей человека.
Опираясь на определение и принцип правдоподобия, можно представить, какой должна быть истинная психологическая концепция:
1. Она должна быть максимально общей. Идеал – теория психики человека. Но сегодня мы склонны считать, что психики самой не существует, так что пока модель, скажем, внимания смотрелась бы превосходно.
2. Теория должна пройти независимую проверку – должна работать на любом человеке в любых условиях, под и без контроля экспериментатора.
3. Итак, она должна быть истинной, (резковатый круг в определении, но так уж вышло) теория должна стоять ближе к истине – это выполняется в ходе реального эксперимента, должно выполняться, или нам придётся возвращаться к самому началу моего сообщения и пересмотру всех параметров истинности.

@темы: наука, философия

Решение принято.

главная